Бутусов про Дебальцеве: Петре Олексійовичу, час поговорити з нацією відверто

Середа, 18 лютого 2015 09:54
Петре Олексійовичу, війну ведуть не прапорці на карті. Війну ведуть конкретні хлопці, ротні, комбати, сержанти, солдати.

Це завдяки їхній майстерності існує фронт. Це завдяки їх зростаючому за час війни професіоналізму було відбито два штурми Дебальцевської дуги. Досвідчений воїн на війні коштує сотні навчених бійців. Один лише моральний дух не може зломити супротивника, необхідні майстерність, злагодженість, взаємодія. А всі ці якості за 42 дні підготовки не навчиш, це відпрацьовується на практиці.

 

Зараз на Дебальцевському плацдармі наша армія вже місяць без перерви відбиває атаки ворога. Ці люди давно перевершили всі мислимі межі людського подвигу і витривалості. Вони завдали російським найманцям небачених втрат, які досягли таких масштабів, що противник був змушений почати їх визнавати. Наш обов’язок – зберегти боєздатність цих унікальних людей, зберегти військові колективи, дати їм відпочинок, і тоді в нових битвах вони будуть ще небезпечніші для агресора.

Армія і її особовий склад – це не взаємозамінні деталі. Кожен досвідчений солдат унікальний, кожен справжній боєць стоїть на вагу золота.

Утримання Дебальцеве, звичайно, важливе зі стратегічної точки зору. Але це війна. І на війні не можна бути сильним завжди і скрізь. Для цього і потрібен маневр. Іноді доводиться відступати, якщо ти слабкий, а ворог сильний.

Так, гірко залишати українську землю. Але якщо ви втратите нашу групу військ на плацдармі - нам неминуче доведеться залишити набагато більше української землі.

Згадайте сектор «Д» і Іловайськ. Після цих поразок нам довелося без бою здати величезну територію – тому що не було військ, які могли б її утримати. Якби ми не втрачали час, і 25 серпня був наказ на вихід з Іловайська, то більше 400 наших воїнів залишилися б живі.

Відступ в такій важкій обстановці не підірве моральний дух. Просто прийшов час поговорити з нацією відверто. Це допоможе, і вас зрозуміють. Ви добре вмієте говорити з людьми. І шкода, що робите це так рідко.

Про це пише Юрій Бутусов на своїй сторінці у Фейсбуці.

Подаємо допис в повному обсязі

В 1940 году армия Великобритании была поставлена на грань уничтожения. Нацистские войска окружили британцев под Дюнкерком. Враг располагал большим преимуществом в силах, а удерживать небольшой и насквозь простреливаемый плацдарм под ударами превосходящих сил вермахта в то время британская армия не могла. Армия могла героически сражаться, и удерживать Дюнкерк до последнего. Была техника, боеприпасы, и английский флот мог обеспечить доставку снабжения. Но тактическая и стратегическая ситуация была безнадежна. Армия Гитлера давно готовилась к современной войне, она располагала огромным превосходством в силах. Коммуникации были очень ненадежны, потому что противник наносил постоянные удары, которые было нечем отразить, и топил транспорты. Плацдарм был маленьким, и весь простреливался артиллерией. Маневрировать было невозможно, а полевые укрепления артиллерия легко бы смела. Шансов на победу с военной точки зрения не было.

Генералы были готовы оборонять Дюнкерк, а британские солдаты были готовы сражаться до последнего. Это было бы героизмом, и враг, конечно, нес потери от британского огня. Но был ли смысл в таком героизме с точки зрения стратегии Великобритании?

Главнокомандующий – премьер-министр Уинстон Черчилль проанализировал ситуацию. Он был гражданским человеком, но он умел взвешивать все «за» и против». Небольшая армия в Дюнкерке была важна, потому что в то время других обученных резервов в Британии не было. А миллионы не обученных военнообязанных граждан, пусть даже они умеют стрелять – это еще не армия.

Это просто толпа в форме. Окруженные в Дюнкерке могли долгое время сражаться, и нанести немцам большие потери. Но Черчилль решил – куда важней, чтобы небольшая профессиональная армия с боевым опытом стала ядром для формирования и подготовки новых соединений. И он принял нелегкое волевое решение – немедленно спасти людей и эвакуировать всю армию с плацдарма одним броском.

«Во всяком случае, мы должны будем потерять всю артиллерию и все вооружение нашей армии, которые нельзя будет восстановить в течение многих месяцев. Но что это значит по сравнению со спасением самой армии, того ядра и основы, вокруг которых Англия только и могла создавать свои армии будущего!» – написал британский лидер в мемуарах.

Английская армия бросила в Дюнкерке большую часть техники. Но люди были спасены, и потери за счет скорости были минимальны. С тех пор в Британии эвакуация армии из Дюнкерка – операция «Динамо» ежегодно празднуется как национальный праздник, и отмечается историками как выдающееся военное достижение и настоящая победа. Спасение армии – это победа. И все британские историки пишут – благодаря Дюнкерку и победному «дюнкерскому духу» вся нация сплотилась в борьбе, и сумела победить в страшной войне.

Петр Алексеевич, войну ведут не флажки на карте. Войну ведут конкретные парни, ротные, комбаты, сержанты, солдаты. Это благодаря их мастерству существует фронт. Это благодаря их возросшему за время войны профессионализму было отражено два штурма Дебальцевской дуги. Опытный воин на войне стоит сотни не обученных бойцов. Один лишь моральный дух не может сломить противника, необходимо мастерство, слаженность, взаимодействие. А все эти качества за 42 дня подготовки не привьешь, это отрабатывается на практике.

Сейчас на Дебальцевском плацдарме наша армия уже месяц без перерыва отражает атаки врага. Эти люди давно превзошли все мыслимые пределы человеческого подвига и выносливости. Они нанесли российским наемникам невиданные потери, которые достигли таких масштабов, что противник был вынужден начать их признавать. Наш долг – сохранить боеспособность этих уникальных людей, сохранить воинские коллективы, дать им отдых, и тогда в новых битвах они будут еще опасней для агрессора.

Армия и ее личный состав – это не взаимозаменяемые детали. Каждый опытный солдат уникален, каждый настоящий боец стоит на вес золота.

Удержание Дебальцево, конечно, важно со стратегической точки зрения. Но это война. И на войне нельзя быть сильным всегда и везде. Для этого и нужен маневр. Иногда приходится отступать, если ты слаб, а враг силен.

Да, горько оставлять украинскую землю. Но если вы потеряете потеряете нашу группу войск на плацдарме – нам неизбежно придется оставить гораздо больше украинской земли. 

Вспомните сектор «Д» и Иловайск. После этих поражений нам пришлось без боя сдать огромную территорию – потому что не было войск, которые могли бы ее удержать. Если бы мы не теряли время, и 25 августа был приказ на выход из Иловайска, то более 400 наших воинов остались бы живы.

Отступление в такой тяжелой обстановке не подорвет моральный дух. Просто пришло время поговорить с нацией откровенно. Это поможет, и вас поймут. Вы хорошо умеете говорить с людьми. И жаль, что делаете это так редко.

Вот какую директиву дал Черчилль после того, как дал приказ спасать армию из Дюнкерка:

28 мая 1940 года

«В эти тяжелые дни премьер-министр будет весьма признателен своим коллегам в правительстве, а также ответственным должностным лицам за поддержание высокого морального состояния лиц, их окружающих, не преуменьшая серьезности событий, но выказывая уверенность в нашей способности и непреклонной решимости продолжать войну до тех пор, пока мы не сокрушим волю врага, желающего стать властелином всей Европы.

Нельзя допускать и мысли о том, что Франция заключит сепаратный мир; однако, что бы ни случилось на континенте, мы не можем сомневаться в нашем долге и мы непременно должны использовать все наши силы для защиты нашего острова, империи и нашего дела».

И вот какой была реакция правительства:

«С момента образования правительства я, за отдельными исключениями, не видел многих моих коллег вне военного кабинета и счел целесообразным созвать в моем кабинете в палате общин заседание всех министров, не входивших в состав военного кабинета. Нас собралось, пожалуй, человек 25. Я охарактеризовал ход событий и ясно показал им, каково наше положение и все, что поставлено на карту. Затем я совершенно непреднамеренно и не придавая особого значения этим словам заметил:

«Конечно, мы будем продолжать сражаться, независимо от того, что произойдет в Дюнкерке».

Мое заявление вызвало бурную реакцию, которая, учитывая состав присутствовавших на заседании – 25 опытных политических и парламентских деятелей, представлявших до войны различные точки зрения, будь они правильные или неправильные, – поразила меня. Многие из них, вскочив со своих мест, подбежали ко мне с возгласами похвалы по моему адресу. Нет никакого сомнения, что, если бы я в этот момент проявил колебания в руководстве страной, меня вышвырнули бы из правительства. Я был уверен, что каждый министр готов скорее быть убитым и потерять всю свою семью и имущество, чем сдаться. В этом отношении они представляли палату общин и почти весь народ. В предстоявшие дни и месяцы на мою долю выпало выражать в соответствующих случаях их настроения. Я был в состоянии это делать потому, что таковы же были и мои настроения. Весь наш остров был охвачен грандиозным порывом».

Петр Алексеевич. Еще ни один полководец не прославился нежеланием менять свои планы и прогнозы. Война как и любой борцовский поединок требует не только воли, но и гибкости. Мы ведем войну за независимость, и в этой войне мы можем отступать, можем терять, мы не можем себе позволить проиграть.

Уверяю вас, весь народ вас поддержит, если наши войска одним броском будут выведены из Дебальцево.

Позвоните командирам частей – тем, кто достойно сражается, тем, кто не собирается сдаваться в плен и выходить без оружия по российским коридорам. Один раз позвоните и посоветуйтесь, чтобы сложить мнение, насколько отвечает моя оценка обстановки реальности.

Да, надо выходить – ночью, немедленно, пока есть силы, пока российские войска не замкнули окружение и не создали абсолютный «котел», пока мы можем отвечать огнем, пока есть техника, которую сейчас расстреливает российская артиллерия на позициях. Бог с ней с поврежденной техникой – подрывайте. Выйдет только исправная. Бог с ним с железнодорожным узлом. Все равно никакой экономики Россия там не построит – санкции добьют Путина.

И наша задача – продолжать сражаться, пока первым не истощит силы наш враг. Пока мы не построим армию, которая вышибет путинские банды и регулярные подразделения из украинского Донбасса.

Армия – наш щит, и ее спасение важнее любого железа. Спасение людей никогда не будет позором. Это всегда честь. Спасем армию – спасем Украину.

Джерело

Перегляди 1987 разів






Loading...


Додати коментар

Захисний код
Оновити

Коментарі  

+2 #1 Pirat 21.02.2015, 14:36
Шо "Фронт" та я вас умоляю ! Та шахтеры , колхозники , и все долбят наших как кОтят! Фронт))))))))! Дебальцево это конец конца начала! Все кто кричат "мы вояки супер " это провокаторы! Наших долбят и разрешают житЬ!!!!! А дальше не идут почему? Да потому чТо ! Это не их земля!!! Они свою защищают !
Цитата

Читайте нас в соціальних мережах

Сторінка Франківчанни в FACEBOOK

Коломийські гумористи виграли кубок “Ліги сміху” у Тернополі. ВІДЕО У Франківську вперше провели протезування аортального клапану Більярд та тренажерний зал: як живуть семінаристи в Івано-Франківську. ФОТО У Калуші на зимові свята заборонили феєрверки Через інтернет-замовлення прикарпатець втратив понад 17 тисяч гривень Міський голова нагородив команду, яка проводила у франківських школах уроки тверезості Івано-Франківськ увійшов у топ-5 найкомфортніших міст Маленькі франківці розповіли, яких подарунків очікують від Миколая. ВІДЕО Івано-Франківська область поглиблює співпрацю з Донеччиною. ФОТО В Україні дешевшає пальне: хто встигне заправитись Сьогодні у Духовній семінарії відбулась пресконференція з нагоди відзначення третього десятиліття легалізації УГКЦ. У Брошнів-Осадській ОТГ будують сучасний спорткомплекс. ФОТО "Нафтогаз" у грудні знизив ціну газу для населення на 13% У Долині трапилась ДТП. ФОТО День прав тварин: Як знаменитості допомагають звірам 45 прикарпаткам присвоїно звання "Мати-героїня" Музичні антидепресанти: на Прикарпатті люди поважного віку відвідують дискотеки. ФОТО Стала відома ціна газу для населення після Нового року Архієпископ ПЦУ Климент оголосив голодування біля будівлі Кабміну Крісло начальника екологічної інспекції Карпатського округу знову вакантне